Международный день солидарности с Беларусью

Молебен в Гефсиманской Церкве Берлина, 7-го февраля 2021 г.

«Мы сейчас посреди катастрофы», — заявил 3 дня назад писатель Виктор Мартынович в интервью белорусскому YouTube каналу Жизнь Малина. „Когда мы станем бабушками и дедушками, мы будем рассказывать о ней так же, как наши бабушки, дедушки рассказывали про войну“, — звучит грустная оценка Мартыновича. 

Спустя полгода после фальсифицированных президентских выборов из новостей исчез образ эйфорического, мирного и мужественного протеста сотен тысяч людей в Беларуси. „Протестная повестка сейчас сменилась репрессивной повесткой“. Суть акций — это сопротивление. 

Светлана Тихановская объявила сегодняшний день Международным днем солидарности с Беларусью. И несколько строк писателя Мартыновича, решившего несмотря на все угрозы остаться в стране, дают нам представление о том, насколько важен сегодняшний день.

С 17 августа мы собираемся здесь, в Гефисманской церкви Берлина, каждую неделю чтобы узнать о событиях в Беларуси, вступиться и молиться за тех, кто несправедливо заключен в тюрьму. 

Однако сегодня я особенно внимательно готовилась, я не был уверена, что мое впечатление не было обманчивым, что я не видела ситуацию слишком пессимистично. 

В течение многих недель мы сообщаем на этом месте почти исключительно о буйных государственных репрессиях, о судебных делах, которые не поддаются описанию. О произвольных арестах и приговорах, которые вызывают слезы ярости на наших глазах:

  • Директор концертного агентства садится в тюрьму на 3 года за нанесение рукой удара по заднему стеклу полицейской машины, которая на большой скорости приближалась к толпе во время акции протеста. 
  • 29-летнего мужчину отправят на 4 года в колонию усиленного режима за то, что он во время демонстрации бросил цветок с клумбы в ОМОН. 
  • На записи камеры видеонаблюдения, сделанной 31 января в центре Минска, мы видим 8 человек, которых, по всей видимости, произвольно задержали замаскированные люди за всего 5 минут и затащили в микроавтобус. На съемках не было никаких признаков демонстрации или митинга, люди просто шли по улице. 
  • В тот же день был арестован 13-летний Тимур Недзьведь, молодой актер, который изобразил в известного национального поэта Янку Купалу ребенком в одноименном фильме. После съемок и обеда с отцом они встретились со знакомой в городе, когда вдруг сильные парни в черном спрыгнули с автобуса, схватили женщину и мальчика, а когда отец протестовал, арестовали и его. Тимур пережил шок. Отец, сам режиссер, рассказал, как мальчик дрожал от страха в полицейском участке. 

В Беларуси окончательно рухнуло верховенство закона, права на забастовку не существует, Беларусь стала самой опасной страной в Европе для журналистов. Демократия в лучшем случае «имитируется», как в форме созыва «Всебелорусского народного собрания“ 11 и 12 февраля, на участие в котором были выбраны лояльные режиму делегаты. Ожидается, что скоро бело-красно-белый флаг будет классифицирован как «экстремистский». Тогда действительно любого человека можно в любое время и в любом месте арестовать, даже за фото, размещенное в интернете много лет назад.

Виктор Мартынович в другом интервью, которое он недавно дал швейцарскому журналу «Республика», говорит, что репрессии достигли такого уровня, какого еще не видели в Восточной Европе. Страх вернулся в страну, сказал он, и он «больше, чем когда-либо».

«До августовских событий многие люди полностью не осознавали ситуацию. Они жили своей жизнью, выращивали овощи на даче и откладывали деньги на летние каникулы в Турции. Они сильно не обращали внимания на ситуацию, в которой они живут. Теперь они вернулись на кухню, вместе со своим страхом, который становится все больше и больше».

Мартынович рассказывает, что „многие из моих друзей покинули страну, а те, кто остался, стали параноиками, травмированными пессимистами. Или сами находятся в заключении.“ Он сам решил остаться в стране, потому что только здесь его голос имеет значение, но и потому, что ты не можешь убежать или уехать от страха. Конечно, он прекрасно осознает, что его могут арестовать в любой момент — особенно после публикации его романа „Революция“, который вышел одновременно в Беларуси и Германии.

В рамках подготовки к этому выступлению я разговаривала с белоруской подругой, чтобы узнать, правда ли это все, действительно ли настроение такое унылое. Ведь я в то же время вижу фотографии непоколебимого протеста, людей, которые, несмотря на угрозу, ходят по дворам в воскресенье за воскресеньем с символами протеста, и делятся видеозаписями и фотографиями этих акций в социальных сетях. И фотографии маленьких, креативных акций сопротивления, как красные полосы на белом снегу или наколотые смеющиеся луковицы с бело-красно-белыми флагами — намекая на каламбур со ссылкой и на лук/лукавый, и на Лукашенко.

Итак: как выглядит ситуация за пределами новостей на tut.by и Telegram? Со слезами на глазах моя подруга рассказывает мне о последних новостях от ее друзей в Беларуси, которые говорят о страхе, панике и мыслях о самоубийстве. Она рассказывает мне о знакомом, у которого недавно диагностировали посттравматическое стрессовое расстройство, которое он сначала не смог объяснить, потому что до этого он не был арестован, ему пока не проходилось пережить страшные «сутки» в Окрестине. Оказывается, несколько недель назад, во время акции протеста, в которой применялись свето-шумовые гранаты, он 2 часа прятался от ОМОНа за мусорным баком. Несмотря на то, что он физически не пострадал, раны в его душе протекают глубоко — как это бывает у сотен тысяч, а может быть, и у миллионов людей по всей стране. 

Те, кто все еще выходят на улицу, делают это как своего рода «тренировка против страха и апатии». Потому что если ты не пойдешь сегодня, завтра будет еще труднее, и скоро ты вообще не посмеешь пойти.

Это Беларусь в феврале 2021 г. Моя подруга в ужасе спрашивает: «Что это? Это фашизм?» Она, доктор наук, сопротивлялась всеми силами еще осенью против такой оценки ситуации, но как называеть нечто подобное? Феодализм? Тоталитаризм? Государственный терроризм? Я не знаю, я не политолог. 

Но за более чем 20 лет я поняла, что беларусы, как правило, не склонны к преувеличениям. Напротив, они довели меня, немку, почти до „ярости“ своим стоическим терпением и годами выдержки и адаптации к реальности, которая мне была совершенно непонятна и мне совсем не казалась совместимой с 21-м веком. Когда я слышу их сегодня, я знаю, что они не преувеличивают.

И я знаю, что мы сегодня здесь, потому что мы и наша солидарность нужны беларусам как никогда. 

Похвально, что правительство Германии в конце этой недели объявило «План действий по помощи гражданскому обществу Беларуси», а вчера бундесканцлер Меркель обратилась с посланием к народу Беларуси. 

Очень важно, что сейчас людей, которые вынуждены бежать от репрессий в Беларуси, по облегченной процедуре принимают в Германии, и что репрессированные беларуские студенты получают поддержку в виде стипендий. 

Также надо приветствовать сегодняшнее требование парламента ЕС по расширению санкционного списка, в который следует включить судей, причастных к вынесению политически мотивированных приговоров.

Мы обращаемся еще раз к ответственным политикам: Не прекращайте ваши усилия, продолжайте двигаться дальше, чтобы найти хороший баланс между предложениями о диалоге на уровнях, которые могут быть доступны для него, и жесткими ответами в отношении тех, кто душит свой народ и держит его в состоянии постоянного террора. 

Обращаемся к СМИ: Тему Беларуси нужно вернуть в фокус новостей, не не поддавайтесь на обман пустых улиц — это мертвая тишина, которую режим хочет распространить по стране. «Как только вы перестанете задавать вопросы, здесь снова начнутся убийства», — сказал Виктор Мартынович журналу «Республика».

И, наконец, обращаемся к немецкой общественности: читайте статьи о Беларуси, которые, к счастью, выходят до сих пор, присоединяйтесь к акциям диаспоры, поддержите инициативы по оказанию помощи, которые уже успели помочь многим людям. 

Светлана Тихановская говорила в январе в радио-журнале станции WDR:

«Вы вряд ли можете себе представить, насколько важна ваша поддержка для тех, кто участвует в демонстрациях на родине. В течение 26 лет правительство не слышало нас, оно не слышит нас и теперь. Но сейчас мы едины и объединены во всем мире, мы преодолеем этот сложный этап“.

А у Виктора Мартыновича 3 желания для Беларуси, в которых мы его должны поддержать всем сердцем: закон, правду и милосердие.